Спутник

237 292 подписчика

Свежие комментарии

  • Алл Гаврош
    Г А З -- как газ а рынок есть рынок . А в России газа не меренно так как и в Украине . Но в последнего ума не...В США назвали рос...
  • Алл Гаврош
    Это Американцы говорят потому что он дешевле а рынок это жестокая конкуренция .А бодяга так это твоё мнение н...В США назвали рос...
  • Алексей Табаков
    при чём тут лицемерие и история?Пусть немцы требуют от Италии свою компенсацию,если им,конечно,дадут за всё,что они н...Европейцы начали ...

Отделались лёгким испугом. Почти половина казнокрадов наказаны лишь штрафом

Отделались лёгким испугом. Почти половина казнокрадов наказаны лишь штрафом

На днях по подозрению в даче взятки был задержан бывший вице-губернатор Мордовии и сын экс-главы Самарской области Алексей Меркушкин. «Задержан он в рамках расследования уголовного дела о даче взятки начальнику отделения мордовского центробанка в размере 7 млн за непринятие мер по проверке, вскрывшей серьёзные нарушения в деятельности банка «Мордов­промстройбанк», – рассказал депутат Госдумы Александр Хинштейн, много лет проработавший в комитете ГД по противодей­ствию коррупции. Кроме того, сейчас СК Мордовии изучает ещё одно уголовное дело, по которому проходит Меркушкин-младший. Дело связано с хищением средств при покупке республиканской собственно­сти – комплекса «Мордовэкспо­центр». «По версии следствия, хищение бюджетных средств составило 217 млн руб.», – ­сообщил Хинштейн. Взятки меньше, но чаще К сожалению, мы уже даже не удивляемся ни суммам взяток, ни статусам самих взяточников – за руку ловят и министров, и губернаторов, и генералов. В Генпрокуратуре РФ подсчитали, что количество коррупционных преступлений в РФ за первые 3 месяца 2021 г. выросло по сравнению с тем же периодом прошлого года на 18,7% (с 10 до 11,9 тыс.). В 13 регионах страны отмечается их кратный рост! Среди них республики Алтай, Хакасия, Приморский и Камчатский края, Белгород­ская, Волгоградская, Пензенская и Томская области, Ненецкий, Чукотский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

В Генпрокуратуре отметили, что около половины коррупционных преступлений – взятки. Впервые за 5 лет количество дел по ним превысило отметку в 5 тыс. за квартал. Правда, в каждом третьем случае подношение было мелким – не ­более 10 тыс. Сумма материального ущерба от коррупционных преступлений превысила 18,5 млрд руб. Это почти вдвое больше, чем год назад. Но и пойманные за руку коррупционеры стали отдавать гораздо больше: за 3 месяца размер возмещений за нанесённый ущерб 9,7 млрд. К тому же у обвиняемых в коррупции арестовано имущество на 22,1 млрд руб. «Рост идёт за счет «низовой» коррупции, – говорит глава Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов. – Где «берут на лапу» до 10 тыс.? Как правило, это муниципальный уровень власти, рядовые сотрудники полиции. Статистика растёт и потому, что больше стали выявлять таких преступлений. Ведь есть жёсткое указание президента – бороться с коррупцией нещадно. Прежде шла скорее имитация такой борьбы – ставили «палки» на отловленных учителях и врачах. Рост статистики по взяточничеству пошёл, когда после 2012 г. стали задерживать мэров, губернаторов, министров. При этом первое место по числу задержанных коррупционеров стали занимать правоохранители». Почему много силовиков? Как рассказал начальник управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры Виктор Балдин, в 2020 г. суды вынесли обвинительные приговоры по коррупционным статьям в отношении 949 правоохранителей, 539 должностных лиц органов госвласти и местного самоуправления и 58 депутатов в регионах. Вот данные лишь за последнюю неделю того самого I квартала из отчёта Генпрокуратуры. На фоне ареста экс-губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева по делу о получении взятки в 31 млн потерялись и более «мелкие» дела. Например, в Москве задержали главу следственного отдела, который умыкнул 25 млн руб. из вещ­доков. Против главы админист­рации Майкопа возбудили уголовное дело о вымогательстве. Директор Фонда капремонта Приморского края, экс-мэр Находки отправлен под стражу по делу о превышении полномочий. Против замминистра природных ресурсов и экологии Северной Осетии возбудили дело о приготовлении к получению крупной взятки. А вот сводка уже за последнюю неделю апреля. В Сочи задержали с поличным директора департамента архитектуры и градостроительства города – чиновник требовал взятку в 75 млн. В Рязанской обл. за мздоимство задержаны глава города и его зам: тут аппетиты поменьше – всего 1,5 млн. Уличили во взятке советника мэра Ярославля. Поймали на коррупции сотрудника иркутского УФСИН – цена вопроса 60 млн. В Уфе заподозрили в злоупотреблении начальника следователей по оргпреступности регионального ГСУ МВД. А в Омске ФСБ задержала с поличным при получении взятки в 3,5 млн главного полицейского города! «На первый взгляд для по­ступления в правоохранительные органы и силовые структуры создано множество препят­ствий – от проверки на полиграфе до комплексного медицинского обследования. Но количество правонарушений в этой системе не снижается. Можно говорить о том, что на сегодня право­охранительная система разложилась полностью. Чтобы вернуть её работу в нормальное русло, необходимо усилить контроль надзорных органов за деятельностью силовых структур, в первую очередь со стороны прокуратуры», – считает генерал-майор МВД в отставке, председатель Московского антикоррупционного комитета Мансур Юсупов. Дамоклов меч конфискации Глава НАК настроен не так пессимистично. «Реально есть снижение фактической коррупции при росте её выявления. Появились технологии, полностью вычищающие отдельные сектора, – настаивает К. Кабанов. – Паспорта, справки, всё прочее теперь передано в МФЦ. Возможности для коррупционного сговора сокращаются. Количест­во должностных лиц – тех, кто стоит с палочкой и имеет право «карать на месте», – тоже уменьшается». И напоследок ещё немного цифр. Судя по данным Верховного суда, коррупционеры всё чаще отделываются лёгким испугом. Так, в 2020 г. по таким делам осудили 7 тыс. человек – на 40% меньше, чем 6 лет назад. Реальный срок в прошлом году получили только 15% – 1035 человек. Из них более половины – 3 года и меньше. Лишение свободы на срок более 8 лет – только 33 человека. На этом фоне каждый третий осуждённый коррупционер получил условный срок, а почти половина – 45,7% – и вовсе отделались штрафами. Причём общая сумма таких штрафов в 2020 г. упала в два с лишним раза: до 1,67 ­млрд против 3,5 ­млрд руб. в 2019 г. «Я не сторонник «китайской модели» – всех казнокрадов и взяточников посадить, а лучше расстрелять. Надо бороться с коррупцией на дальних подступах, – считает юрист Денис Комаров. – Например, предлагает правительство ужесточение антикоррупционного законодательства, чтобы конфисковывать не только имущество проштрафившихся чиновников, но и деньги на счетах в банке, акции и пр. Отлично! Только надо ввести пожизненное декларирование, а не проверять доходы и расходы всего за 3 года. Иначе потом у нас экс-чиновники рассказывают, что они теперь «крупный бизнес». Коррупционер должен знать: дамоклов меч конфискации висит над ним всегда».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх