Спутник

226 723 подписчика

Свежие комментарии

  • Ирина Черных
    Историю России почитайте, хотя бы, - не поленитесь.Где и почему не л...
  • Ирина Черных
    Ничего удивительного: Израиль есть за что любить, но есть за что ненавидеть.Экоактивистку Гре...
  • Марина Трянина
    она еще и риэлторкой деятельностью занималась..Откуда такие день...

Команда: на взлет! Как в Самаре уже более 60 лет изготавливают и испытывают ракетные двигатели

Команда: на взлет! Как в Самаре уже более 60 лет изготавливают и испытывают ракетные двигатели

12 апреля 1961 года Юрий Гагарин совершил виток вокруг Земли на корабле «Восток», открыв новую эру в истории цивилизации. Наш город имеет к этому событию самое прямое отношение. У нас, на заводе «Прогресс», были изготовлены первая и вторая ступени гагаринской ракеты. С 1961 года по сей день все запуски отечественных пилотируемых космических кораблей осуществляются ракетами-носителями куйбышевского/самарского производства. В 2021 году «Самарская газета» публикует серию материалов о знаковых объектах Самары, так или иначе связанных с этой темой. Они наша слава и гордость. Звездные точки на карте города В Самаре есть космические музеи и памятники, улицы, площади, учебные заведения. Но главное — есть научно-конструкторская база и промышленные предприятия, где рождаются новые идеи и создается ракетная техника. Среди них ПАО «ОДК-Кузнецов». Здесь изготавливаются и испытываются серийные ракетные двигатели для первой и второй ступеней пилотируемых ракет-носителей. Без этой техники не было бы и исторического полета Юрия Гагарина. «Гагарин благодарил нас за труд» Площадки самарского предприятия публичного акционерного общества «Кузнецов», входящего в Объединенную двигателестроительную корпорацию Госкорпорации Ростех, расположены на Безымянке, в поселке Управленческий, а также в районе поселков Винтай и Прибрежный.

Это действительно звездные точки на карте города, ведь там рождаются космические моторы. На Безымянке при входе в цех окончательной сборки ракетных двигателей висят портрет Юрия Гагарина и памятная доска: «Здесь в июне 1963 года на митинге, посвященном полету и возвращению на Землю космического корабля «Восток», выступал первый в мире космонавт Юрий Гагарин». Ветераны вспоминают: «Благодарил нас за труд». Внизу выстроилась в «исторический» ряд космическая продукция «Кузнецова»: РД-107, НК-33, НК-39, «Русь-М»… Специалисты предприятия напоминают: вся пилотируемая космонавтика страны сейчас использует наши самарские двигатели. А в общем объеме, не только для пилотируемых полетов, они составляют 80%. На заводе сосредоточен весь цикл — от изготовления и сборки узлов до испытаний готовых изделий. По надежности самарские двигатели одни из лучших в мире, это давно подтверждено. Коэффициент надежности — так называемые «три девятки»: только один отказ на тысячу пусков. Сборка идет под постоянным контролем, с доскональными проверками на всех этапах.  Чтобы собрать один ракетный двигатель, требуется около девяти-десяти месяцев. А при запуске космического корабля он живет по сути несколько секунд. Весь огромный труд — ради того, чтобы корабль вышел на орбиту. С чего все начиналось 28 мая 1958 года постановлением правительства СССР Куйбышевскому заводу №24 имени Фрунзе предписывалось начать освоение и организацию серийного производства жидкостных ракетных двигателей РД-107/РД-108. 25 июля на предприятии был образован филиал ОКБ для конструкторского обеспечения серийного производства — туда перевели 47 опытных специалистов. Сам завод получил более десяти тысяч наименований технологической документации. Началась активная реконструкция производства. Поступали железнодорожные вагоны с материалами, десятки заводов-смежников присылали оборудование, оснастку.  Летом 1958 года предприятие, возглавляемое Николаем Кузнецовым, посетил легендарный ракетостроитель Сергей Королев. Осмотрев цеха, вникая в детали, технологию, состояние и организацию проектных и опытных работ, он предложил разработать ракетный двигатель на компонентах жидкий кислород и керосин.  Конструкторы ОКБ начали заниматься жидкостными ракетными двигателями.  На одном из совещаний Кузнецов так обрисовал стоящие задачи: «Мы пока не знаем ни открытой, ни замкнутой схемы. Но работать над открытой схемой — значит проходить уже пройденный ракетчиками путь, который не имеет перспективы. Поэтому нужно браться за новую, перспективную замкнутую схему. Мы понимаем, что предстоят трудности, но без преодоления трудностей мы с вами не продвинем вперед отечественную космонавтику». 29 декабря, в канун нового, 1959 года, первое изделие, изготовленное и собранное на заводе, без замечаний прошло огневое испытание на полный ресурс на стенде разработчика. С 1959 года начались пуски ракет с двигателями серийного производства. К 1960 году их было изготовлено уже 45 комплектов.  В том же 1960 году перед заводом и ОКБ была поставлена задача выпуска двигателя повышенной надежности для обеспечения вывода на орбиту тяжелых искусственных спутников типа «Венера». Уже в конце года были изготовлены первые комплекты двигателей РД-107ММ/РД-108ММ, проведены успешные испытания.  12 апреля 1961 года ракетой-носителем с двигателями куйбышевского завода имени Фрунзе был запущен космический корабль «Восток» с Юрием Гагариным на борту. Моторы первой и второй ступеней РД-107/РД-108 в феврале-марте собрала бригада Петра Котянина. Огневые испытания проходили на стенде в Загорске, в НИИ-229.  В 1961-1963 годах с использованием куйбышевских двигателей были запущены космические корабли серии «Восток», серия искусственных спутников «Полет», «Космос», «Метеор», а также автоматические межпланетные станции «Венера-1», «Марс-1».  В начале 1960-х годов предприятие начало серийно изготавливать жидкостные ракетные двигатели РД-111. Экспериментальная отработка велась параллельно с разработкой конструкторской документации, чертежи практически с доски конструктора поступали в производство. В марте 1961 года первый РД-111 прошел стендовое испытание, в 1963-м ракеты с ним встали на боевое дежурство.  1969 год. Конструкторы Приволжского филиала КБ «Энергомаш» и производственники завершили большую работу по созданию новых двигателей РД-117/ РД-118. C ними запускались пилотируемые корабли «Союз-Т», «Союз-У», грузовые корабли «Прогресс», космические аппараты «Бион», «Фотон», «Ресурс».  В 1976 году началась разработка двигателя РД-117ПФ для центрального блока ракеты-носителя «Союз», работающего на новом синтетическом горючем. Он эксплуатировался в составе ракеты-носителя «Союз-У2». С использованием тех же двигателей запускались пилотируемые корабли «Союз-ТМ» и грузовые корабли «Прогресс-М». Но в 1995 году производство этой модификации было прекращено из-за его повышенной токсичности. Конструкторы начали работы по освоению экологически чистого изделия. В 1999 году успешно прошли его испытания. С 2001-го новый двигатель эксплуатировался в составе РН «Союз-ФГ» и затем «Союз-2».  Сегодня предприятие является монополистом по выпуску двигателей первой и второй ступеней типа РД-107/РД-108 для ракет-носителей семейства «Союз». Технология отработана до мелочей по всему циклу — от заготовительного производства до испытаний готовой продукции. Надежность изделий 99,9%. 40 секунд космического огня Завод имеет собственную базу для испытания готовых изделий. Несколько лет назад журналисту «Самарской газеты» довелось побывать на полигоне под Винтаем, где испытывают готовые ракетные двигатели. Впечатления оказались потрясающими, в какой-то степени даже шоковыми. Знатоки говорят, что эффект посильнее, чем от запуска ракеты на космодроме — потому что там площадка наблюдателей находится гораздо дальше от работающих двигателей, а у нас совсем рядом.  Представьте: вы стоите на небольшой лесной поляне перед оврагом. Всего в нескольких десятках метров от вас огромный стенд с установленным двигателем. Объявляется десятиминутная готовность: завершается заправка баков жидким кислородом, направлена струя воды для охлаждения. Минутная готовность: звучат три сирены, и — грохот, вырывающиеся струи огня и дыма, земля дрожит под ногами… Невероятная, завораживающая картина продолжительностью 40 секунд. В это время датчики записывают температуру, давление, вибрацию, пульсацию, расходы компонентов. Через полчаса экспресс-анализ вынесет вердикт, готов ли этот двигатель к установке на ракету-носитель и запуску в космос. Изделие испытывается только один раз. Если есть даже минимальные замечания — все, на ракету-носитель его уже не установят. Заводской комплекс для огневых испытаний ракетных двигателей появился в 1958 году. Первое огневое испытание на стенде №1 состоялось 31 августа 1961 года.  Площадка получила название «Химзавод». С ее вступлением в строй отпала необходимость возить изделия на испытания в московские Химки.  Одновременно с объектами «Химзавода» рос и поселок Прибрежный для работников полигона. Сегодня Прибрежный и Винтай входят в городскую черту Самары, хотя и находятся на расстоянии нескольких десятков километров от центральных районов города.  На площадке, где испытывают ракетные и газотурбинные двигатели, сегодня работают 1 200 человек. Идет внедрение автоматизированных систем измерений и управления на базе компьютерной техники. У всех, кто здесь трудится, нет права на ошибку. Из десяти пусков все десять должны пройти успешно. Если испытания газотурбинного двигателя всегда можно остановить и перезапустить, то у ракетного такого шанса нет.  Сегодня доля ПАО «ОДК-Кузнецов» в сегменте ракетных двигателей на российском рынке составляет 70%, по пилотируемым пускам — 100%. Из воспоминаний ветеранов Виктор Бузняков, работник предприятия с 48-летним стажем, руководитель филиала ОАО «СНТК им. Н.Д. Кузнецова» с 1981 по 2004 год: — Объем работ у нашего филиала был громадным. Но было интересно, так как все делалось впервые. Главной продукцией, конечно же, стали ракетные двигатели.  Сейчас нередко вспоминают нелегкую, даже драматичную историю легендарного ракетного двигателя НК-33. В 1974 году поступил приказ приостановить его испытания. Николай Дмитриевич Кузнецов и коллектив знали, насколько перспективно это изделие, обогнавшее время. Но приказ есть приказ. Кузнецов, не ставя в известность вышестоящие инстанции, вывез на «Химзвод» все имевшиеся серийные и опытные образцы, изготовленные к ним детали и узлы. Он принял абсолютно правильное решение, не разрушив, не разрезав, не пустив в переплавку свое детище, потому что понимал, что его время еще наступит. На «Химзаводе» хранилось более ста двигателей. Основная их часть находилась в кирпичном корпусе недалеко от испытательного стенда №120. В большом помещении с воротами на кодовом замке соорудили перегородку из металлических листов, за которой впритык друг к другу в вертикальном положении установили НК-33 и НК-43. Каждое изделие было в чехле из плотной натуральной ткани. Они сохранились в прекрасном состоянии.И вот, как и надеялся Николай Дмитриевич, время НК-33 пришло. С ним поднялись в космос и отечественные, и американские ракеты-носители. Яков Вольпин, ветеран производства ракетных двигателей, стаж работы на предприятии более 50 лет:  — Мне удалось поработать с выдающимися конструкторами Сергеем Павловичем Королевым, Валентином Петровичем Глушко, Николаем Дмитриевичем Кузнецовым. Когда стало понятно, что завод будет заниматься ракетными двигателями, я был в должности заместителя начальника цеха. Нам предложили послать своих представителей в Химки, чтобы ознакомиться с производством, ведь для нас это было абсолютно новое направление. Туда поехало много «фрунзенцев». Надо отдать должное, военные нам очень здорово помогли. Они с этим делом были знакомы, в то время как мы, словно слепые котята, на первых порах не знали, что делать: абсолютно другие давления, абсолютно другие стенды — все другое.  Как набирали людей на ракетное производство? В основном пользовались «внутренним» человеческим ресурсом завода. Начальники цехов, оставшиеся в авиационных группах, конечно, сопротивлялись: жаль было отдавать самых грамотных и ответственных специалистов.  Были введены стопроцентная военная приемка, тройной контроль. На первых порах целые партии уходили в брак. Мы просто обязаны были перестроить свои взгляды — все, от рабочего до контролера, мастера, технолога. Мы получили очень много новых станков, более точных, собирали все самое лучшее со всех цехов.  И вот первые испытания. Они прошли хорошо. Директором у нас тогда был Петр Денисович Лаврентьев. Он пришел в цех, поздравил нас, руководство и рабочих. Мы ликовали! За такой короткий промежуток времени изготовить сложнейшую и новую для нас продукцию — это прорыв. Мы очень гордились своей профессией и тем, что делаем уникальную технику.  Кстати, даже дома никто не знал, что именно мы производим. Родные, может, и догадывались, но спрашивать об этом было не принято. Василий Бублик, испытатель первых серийных двигателей, стаж работы на предприятии 55 лет: — У меня, молодого инженера, с декабря 1958 года начались командировки в ОКБ-456 Государственного комитета оборонной техники города Химки. Именно там проводились первые огневые испытания двигателей, изготовленных Куйбышевским заводом №24 имени Фрунзе. Потом их перенесли в «НИИхиммаш», а в 1961 году было окончено строительство испытательного комплекса «Химзавод». Мы сразу начали отлаживать все системы, и уже 31 августа провели первые испытания.  Осенью 1966 года встал вопрос о проведении на первом стенде испытаний НК-33. Они прошли ночью 13 апреля 1967 года. Сам Николай Дмитриевич Кузнецов присутствовал только на одном испытании. Приезжали его заместители, которые очень тщательно контролировали ход работ.  Когда стало известно, что американцы первыми побывали на Луне, все чувствовали, что испытания НК-33 скоро прекратятся. Так и случилось, ведь лунную программу в нашей стране тогда закрыли. Однако, как показало время, история НК-33 на этом не закончилась. Ведь все его испытания на «Химзаводе» проходили практически без изъянов. Двигатель действительно очень надежный. Иван Таябин, бывший заместитель начальника сборочного цеха №4, стаж работы на предприятии 54 года: — Знали ли мы в 1961 году, что на наших двигателях отправится в космос первый человек?Официальной информации об этом никто не давал. Знали, что двигатели для ракеты, но ведь были ракеты и военного назначения. Когда полетел Гагарин, я находился в отпуске, сообщение услышал по радио. Радовался и ликовал вместе со всеми, но о том, что имею к этому какое-то отношение, узнал, только когда вернулся на работу.  В наш цех приводили каждую делегацию, которая приезжала на завод. Так что я видел многих космонавтов, хотя вот именно Гагарина не пришлось. Неоднократно встречал Сергея Павловича Королева. Личной беседы с ним не имел, но чисто внешне он воспринимался как человек-сила, обладающий большой энергией. Появлялась гордость за него, за себя, за причастность к важному государственному делу. На завод он приезжал несколько раз, интересовался нашими делами. С ним решали технические вопросы сначала по РД-107, а позже по двигателям для «лунной» ракеты, работать над которой тоже начинали в цехе №4.  Редакция «Самарской газеты» благодарит за помощь в подготовке материала отдел по связям с общественностью ПАО «ОДК-Кузнецов». Фотографии предоставлены ПАО «ОДК-Кузнецов»

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх