Спутник

238 229 подписчиков

Свежие комментарии

  • Олег Гришин
    Возможно и видел, но как работает - не вникалКогда появился пе...
  • Cергей Шапорев
    Туда Бузову приведут и… успех гарантирован.))На Бутырском валу...
  • Татьяна Морозова
    замечательно ! но если бутылка вина в этом баре будет стоить столько сколько в Масандре +перелёт из Москвы в Крым и о...На Бутырском валу...

Актриса Валентина Ляпина – о сериале «Мир! Дружба! Жвачка!» и актерских вузах, которые «решили ее проучить»

Актриса Валентина Ляпина – о сериале «Мир! Дружба! Жвачка!» и актерских вузах, которые «решили ее проучить»

24 мая на ТНТ стартует второй сезон главного сериала о девяностых в России – «Мир! Дружба! Жвачка!», который переносит действие сюжета из 1993-го в 1994-й год и рассказывает историю о лете, когда в стране рухнули финансовые пирамиды. Одновременно четверка молодых главных героев пытается справиться с первой любовью и первыми проблемами взрослых людей. Молодая актриса Валентина Ляпина, сыгравшая в сериале Женьку, рассказала в интервью о съемках сериала «Мир! Дружба! Жвачка!», боязни постельных сцен и совмещении учебы со съемками в сериале. Когда ты узнала о съемках второго сезона и с какими эмоциями приняла эту новость? Честно говоря, не помню, когда узнала о втором сезоне, но я была в диком восторге! Эта история мне сильно полюбилась, герои стали близкими, и я была безумно рада тому, что у сериала будет продолжение. Знала, что наши герои вырастут. У проекта поменялся режиссер – а что поменялось вместе с ним? Быстро ли вы сработались? Режиссер задает темп, атмосферу, привносит свою личную энергетику. Илья Аксенов (режиссер первого сезона) вырос на КВН, он привнес в сериал легкость, милый и забавный юмор. Я боялась, что это может потеряться, потому что легкость – одна из фишек сериала.

Но когда я прочитала сценарий нового сезона, уже понимала, что второй сезон будет отличаться от первого. Герои выросли, стали осознаннее, серьезнее, поменялись внутренне. У них появились новые цели, мечты и планы, которые они хотят осуществить, но взрослая жизнь и кризисы эпохи девяностых их сдерживают. И сейчас я понимаю, что смена режиссера пошла на руку второму сезону. Вместе с ним изменился взгляд на историю. Антон Федоров очень круто настраивал нас на съемках и доносил суть сцен. Есть мнение, что девочки взрослеют быстрее мальчиков. На примере твоей героини Женьки это видно. Что в повзрослевшей Женьке тебя удивило? Какие перемены с ней произойдут в сезоне? Женька внутренне останется такой же, но внешне ей захочется казаться более взрослой, женственной. Она начнет носить платья, на голове у нее химия, которую Женька сделала в Германии – поэтому весь сезон я буду ходить кудрявая, как Алла Пугачева! Взгляды Женьки на жизнь, на отношения стали более серьезными, но все равно в ней живет достаточно наивная, ранимая девочка с характером. Для меня она все та же маленькая Женя. Авторы сериала в подкасте «Авторская комната» рассказывали, что вам было непросто сниматься в одежде девяностых – твоя олимпийка была синтетической и жаркой, а Егор Губарев удивлялся неудобным старым ботинкам. А что еще тебе было непривычным из вещей девяностых? Даже не знаю! Я родилась в 2002 году, это не так далеко от девяностых, и «остатки» девяностых в моем детстве преобладали. У нас был дисковый телефон, например. Некоторые вещи были для меня странными, но вообще во время подготовки к первому сезону я поизучала эту эпоху. Смотрела фильмы про девяностые и фильмы девяностых – которые могли видеть наши герои. Слушала музыку – каждый день у меня начинался с «Технологии», «Кар-Мэн», Уитни Хьюстон, Queen. Мы с ребятами сидели в гримерке и заряжались энергетикой девяностых через музыку. Во втором сезоне к саундтреку сериала добавятся песни Виктора Цоя в современных аранжировках. Как ты относишься к ним? Прекрасно отношусь! Я меломанка, папа меня с детства приучал слушать много разной музыки, начиная от шансона и заканчивая классикой. Цоя мы тоже слушали, у группы «Кино» очень атмосферные песни. Наверное, для меня они чуть грубоваты, потому что я все-таки девочка, а песни Цоя мне кажутся больше мужскими. Но я все равно кайфую от них. «Кино» - одна из немногих групп, которая прошла сквозь года и осталась актуальной. Ты рассказывала в интервью, что на съемках первого сезона было страшно сниматься на крыше. А на съемках второго что было самым экстремальным? Постельные сцены! Вообще я противница постельных сцен – я считаю, что в нашем кино сейчас их вставляют, где только можно, и неважно, оправданы они или нет. Я очень боялась, что у нас может быть так же. Ну и, конечно, я стеснялась! Несмотря на то, что я раздевалась не полностью. Слава богу, мой партнер вел себя адекватно и был аккуратным. Еще во втором сезоне будет сцена, когда мы заходим в речку. Я очень боялась этой сцены, потому что в ней мне надо было снять футболку и остаться с полностью обнаженным верхом. Было гипер-странно! Мы заходили босиком в грязную воду - даже боюсь представить, что в ней было; на дно водоема был подложен пакет, чтобы мы не порезались, но ощущения все равно были не из приятных. С босыми ногами, в шортах и футболке я зашла в воду, и вот начинается эта сцена - в кадре будет моя голая спина. Я изначально сказала, что оголяться я не готова, поэтому для меня сделали специальный костюм с силиконовыми наклейками. Но все равно это было не очень комфортно, потому что буквально в двух метрах стояла вся съемочная группа. При этом постельные сцены у вас более, чем оправданы – герои очень долго к этому идут… Да! Классно, что в «Мире! Дружбе! Жвачке!» постельные сцены не пошлые, они очень красиво поставлены. Я считаю, что это и есть искусство. А для показа обнаженки и имитации есть другой жанр кинематографа. Расскажи про новых героинь сериала – Галадриэль и Малую, которых сыграли Ксения Трейстер и Полина Гухман. Быстро нашли общий язык с актрисами? У нас были ансамблевые пробы, и я помню, что в тот день я постоянно куда-то бежала, и не успела толком познакомиться с девочками. А потом, когда их уже утвердили и у нас была читка, мы успели поболтать и сразу подружились. Поля и Ксюша совершенно разные, но мы нашли много общих тем. Я их обожаю! И я очень ждала наших совместных сцен. Их было не так много, но было хорошо. Наконец-то я – не одна девочка на площадке! Парни могут пошутить по-пацански, у них свои темы, а с девчонками мы были на одной волне и до сих пор общаемся. Недавно я была в Питере на съемках, мы с Полей встретились и погуляли. К Ксюше я давно хочу сходить на показ (она учится в Щуке). Когда выходил первый сезон МДЖ, ты готовилась к поступлению в вуз. Поступила ли? В какой, к какому мастеру?  Да, я учусь на первом курсе в ИСИ – Институте Современного Искусства, у Алексея Игоревича Шейнина. У него есть курс в ГИТИСе, там преподают те же педагоги, что и у нас. С моим поступлением сложилась интересная история. Я поступила в МХТ и в Щуку, но передо мной поставили выбор – съемки или учеба. И даже когда я сказала, что готова отказаться от новых проектов и попросила досняться в старых – мне все равно отказали. Якобы я займу чужое место. Считаю, что это неправильная позиция – законсервированная система. Я надеялась на понимание педагогов – ведь есть профессиональная этика: я не могу взять и сорвать съемки. У меня оставалось всего три проекта – я пропустила бы максимум месяц учебы… Может быть, они решили меня проучить. Тогда решила, что буду самосовершенствоваться, потому что изначально у меня и так были сомнения насчет поступления. А потом мне позвонил папа, поддержал и предложил несколько вариантов, в том числе ИСИ. Я отправила им свою программу, которая у меня была записана (ведь поступала я во время пандемии, первые туры проходили онлайн). И через два дня меня зачислили! И теперь ты нормально совмещаешь учебу и съемки? В ИСИ адекватно относятся к пропускам из-за съемок, и я не жалею о своем выборе. Думаю, что это судьба! Теперь у меня есть и теория, и практика. Студенты «золотой пятерки» часто жалуются, что их не отпускают на съемки, но это зависит от мастера. Когда я пришла на коллоквиум, меня спрашивали не обычные вопросы про театр, историю создания вуза и так далее, а сразу сказали: «Мы знаем, ты кино любишь…» Повторюсь, мне кажется, что меня решили проучить. А мечта о театральной сцене у тебя есть? Мне нравится театр, но не весь. У меня есть внутреннее отрицание классического театра, такой академии, в которой видно игру. Я не верю этому и участвовать в этом не хочу. Но в антрепризах, экспериментальных театрах мне было бы интересно поработать. Я играла в театре, мне нравилось, но наш спектакль сейчас заморожен. У актерского состава не было замены, один из главных артистов перенес операцию, и он пока не играет. Наверное, я больше не буду участвовать в этом спектакле – тогда мне было 14, прошло много времени. А вообще, сейчас мне ближе кино.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх