Спутник

224 963 подписчика

Свежие комментарии

  • валерий лисицын
    Какое то извращенное мышление, "мы не хотим вам вреда но будем делать, потому что не нравитесь вы нам "В Белом доме заяв...
  • Евгения Назарова
    И наша реальность когда- то станет мифомДельфины — бывшие...
  • Наталья Зайцева
    Какие дурости пишут.Миро разнесла Айз...

Чёрное золото Победы

Чёрное золото Победы

Нефть – кровь экономики. Известная фраза. Но не менее известно другое определение. Нефть – кровь войны. В войне моторов, которой стала Вторая мировая, победа была на стороне тех, кто мог насытить эти моторы жизнью. Тех, кто выиграл в битве за нефть. В тяжелейших условиях советские нефтяники поставляли топливо на фронт без перебоев. Многие нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие предприятия существуют и сегодня, тринадцать из них – в составе ПАО НК «Роснефть». «Мы вторглись в Россию из-за нефти» 20 апреля 1942 г. на день рождения Адольфу Гитлеру преподнесли необычный торт. На нём изобразили Каспийское море, нефтяную вышку и сделали надпись «Баку». Всё это увенчали нацистской свастикой. От избытка чувств фюрер даже начал аплодировать. Этот подарок как нельзя лучше отвечал замыслам Гитлера: 1942 г. должен был стать для Германии годом «броска на Кавказ», где находились крупнейшие нефтяные месторождения в СССР. Накануне Второй мировой войны Советский Союз занимал второе место в мире по объёму добычи нефти. Германия же не входила даже в десятку. Тактика «молниеносной войны», которую использовала Германия, во многом была обусловлена отсутствием у неё запасов топлива, а одной из главных задач военных операций всегда ставился захват топливных ресурсов противника.

План нападения на СССР тоже строился по этому принципу: молниеносный удар, захват советских нефтяных месторождений, хранилищ с топливом и нефтеперерабатывающих предприятий. Это парализовало бы Красную армию, обеспечило бы победу Германии и дало бы ей необходимое количество нефти. Министр вооружений и военной промышленности рейха Альберт Шпеер впоследствии писал в своих мемуарах: «Мы вторглись в Россию из-за нефти». Первые месяцы войны нанесли советской топливной отрасли огромный ущерб. 22 июня 1941 г. немецкая авиация уничтожила почти четверть советских военных складов с горючим. Вскоре было потеряно до 60% нефтехранилищ – большая их часть располагалась в западных районах СССР. Там же находились многие нефтеперерабатывающие предприятия. Главной задачей стала их эвакуация на восток или – в крайнем случае – уничтожение. «Второе Баку» Руководство Наркомата нефтяной промышленности во главе с наркомом Иваном Сединым переехало из Москвы в Уфу. И это не случайно. Волго-Уральский нефтяной район, или, как его ещё называли, «Второе Баку», должен был в самое короткое время стать одним из главных нефтяных центров СССР. Туда перебрасывались эвакуированные предприятия из западных районов страны. Из Одессы и Херсона в Сызрань полностью перевезли оборудование нефтеперерабатывающих заводов. Его использовали при строительстве Сызранского НПЗ. На стройке, а потом и на производстве работали в основном женщины и подростки. Многим было по 14–15 лет, но работа на заводе давала им возможность выжить: здесь получали по карточкам целых 700 граммов хлеба вместо обычных 300. Первый бензин завод дал 22 июля 1942 года. Сызранский НПЗ стал крупнейшим нефтеперерабатывающим заводом Волго-Уральского района. В Башкирии в 1941 г. все силы нефтяников были брошены на разведку новых месторождений. Для помощи в этой работе из Азербайджана направили бакинских геологоразведчиков. За четыре года войны общая проходка в глубоких разведочных скважинах составила 247 264 метра (на 36 495 метров больше, чем за все 10 предыдущие лет). Бугурусланское месторождение в Оренбургской области только за первый год войны увеличило добычу нефти в семь с лишним раз. На территории Куйбышевской области геологи в военные годы открыли восемь новых месторождений. Самым значительным для всей страны стало открытие девонской нефти на месторождении Яблоневый Овраг в Жигулёвских горах. Это была первая добытая в СССР нефть из глубоких девонских пластов. Она отличается более высоким качеством. За время войны Волго-Уральский нефтяной регион действительно стал одним из главных центров добычи нефти в СССР. Остаётся им и сегодня. Если в 1940 г. месторождения региона давали чуть более 2% нефтедобычи страны, то сегодня они составляют почти 25%. Бросок на Кавказ Ведение войны на востоке требовало для вермахта огромного количества топлива. Только для группы армий «Центр» требовалось ежедневно 27–29 эшелонов с горючим. На русском бездорожье немецкие танки потребляли гораздо больше топлива, чем обычно. Снабжение наступающих армий топливом начало буксовать. На подступах к Москве вермахт испытывал уже настоящий топливный голод. Танки и бронетранспортёры остановились. В это время на немецкие войска и обрушился удар Красной армии. В 1942 г. Гитлер собирался взять реванш и реализовать свой план захвата советской нефти. Главный удар планировали направить на Кавказ, с перспективой вторжения в Иран. Кавказская нефть была нужна Германии как воздух. Большую часть германских топливных ресурсов Гитлер приказал выделить именно для тех войск, которые должны были прорваться на Кавказ. Это была рискованная ставка, но в Берлине понимали – она того стоит. Начавшееся в мае 1942 г. немецкое наступление сначала развивалось успешно. Германская армия вышла к Волге и северокавказским месторождениям нефти. Казалось, что план Гитлера начинает сбываться. 10 августа 1942 г. немцы взяли Майкоп, а 12 августа – Краснодар. Угроза, что в их руки попадут кубанские месторождения нефти, становилась более чем реальной. Для их захвата немцы разработали операцию под кодовым названием «Шамиль». В наступающих войсках находились специалисты-нефтяники, которые должны были сразу же наладить добычу нефти для нужд вермахта. Однако под Майкопом немцев встретил густой чёрный дым – нефтяные скважины подожгли при отступлении. Для уничтожения нефтяных промыслов были созданы специальные группы из нефтяников и оперативников НКВД. Уничтожение промыслов началось всего за пять дней до подхода к ним немцев. Часто это происходило уже буквально под огнём противника. Но немцам за время оккупации удалось восстановить всего лишь одну скважину, да и она работала с перебоями. Грозный в огне В 1940 г. северокавказские месторождения дали 4, 6 млн тонн нефти. Особенно чистой по своему составу считалась грозненская нефть. Крупнейшим нефтяным промыслом на Северном Кавказе стал Малгобек. Именно в этих местах осенью и зимой 1942 г. развернулись самые ожесточённые бои на Кавказе. Перед отступлением под Малгобеком было уничтожено более 700 скважин и основные нефтезаводы. Отряд диверсантов под командованием полковника Михаила Орлова не позволил немцам прорваться в Кабардино-Балкарию. Он поджёг цистерны с нефтью и спустил их на продвигающиеся по горным дорогам немецкие части. Бои за Грозный начались в сентябре 1942 года. В момент ожесточённых немецких атак на город пожарные команды закачали нефть в 28 км противотанковых рвов и залили ей места возможных прорывов танков площадью в 1 млн кв. метров. Особо суровым налётам Грозный подвергался с 10 по 15 октября. В городе начались пожары. Столбы дыма от горящей нефти были видны за несколько десятков километров. Самым сильным оказался пожар в хранилище, в котором находилось около 1 млн тонн топлива. Горящая нефть потекла в город, расплавляя на своём пути трамвайные рельсы и столбы. Бои за Грозный продолжались до начала 1943 года. За это время только Малгобек переходил из рук в руки 14 раз. «Сражение за Волгу – сражение за нефть» В августе 1942 г. начались уличные бои в Сталинграде. В гитлеровском плане «похода за нефтью» захват этого города имел колоссальное значение. В 1942 г. главным центром нефтедобычи в СССР оставался Баку. На бакинских нефтепромыслах добывали более 70% всей советской нефти. Осенью 1942 г. угроза захвата Баку немцами была велика. К тому времени Северо-Кавказские железные дороги были перерезаны противником. Транспортировка нефти к фронту проходила по Каспийскому морю. С цистерн с нефтью или топливом снимали колёса и спускали их на воду в Баку или Махачкале. Затем буксир тянул по морю целый караван из цистерн. Такой способ транспортировки нефти применялся впервые в мире. Колёса везли на отдельных баржах. В Астрахани цистерны снова ставили на железную дорогу и везли к фронту. Другой способ состоял в том, что нефть перевозили на баржах по Волге. Если бы немцы взяли Сталинград и перерезали Волгу, Красная армия оказалась бы под угрозой острейшего дефицита топлива. С Саратовского НПЗ эшелоны с нефтепродуктами шли прямо в войска. Немцы прекрасно понимали стратегическое значение завода. За время войны немецкие самолёты сбросили на Саратовский НПЗ 3500 фугасных бомб. Он был разрушен почти на 80%. При бомбёжках погибли около 800 сотрудников предприятия и членов их семей. Но завод продолжал работать. Летом и осенью 1942 г. Саратовский НПЗ перерабатывал 5 тыс. тонн нефти в сутки. Он также выпускал стволы для миномётов, треноги для противотанковых ружей, бутылки с горючей смесью. Битву за Сталинград немцы проиграли. План Гитлера захватить кавказскую нефть закончился полным крахом. «Битва моторов» Летом 1943 г. Гитлер попытался взять очередной реванш за «зимнее поражение» на Восточном фронте. Курская битва была настоящим «пиком» Второй мировой войны. Она стала одним из самых «механизированных сражений» и настоящей «битвой моторов». В битве с обеих сторон принимало участие более 5 тыс. танков и около 5 тыс. самолётов. Летом 1943 г. обе стороны выводили на поля сражений новую технику. Под Курском немцы впервые массированно применяли танки новых типов – тяжёлые Т-VI «Тигр», средние Т-V «Пантера», самоходные штурмовые орудия «Фердинанд». Но каждой новой, более мощной боевой машине нужно было и большее количество «крови» для своего «железного сердца» – двигателя. Если Т-34 потреблял на поле боя 200 литров солярки на 100 км, то «Тигру» требовалось почти 600 литров хорошего бензина. Немецкая операция под Курском тоже закончилась неудачно. Красная армия перешла в контрнаступление. Уже тогда было ясно, что размах военных действий на советско-германском фронте с каждым месяцем требует всё больше и больше топлива. Только за полтора месяца боёв на Курской дуге Красная армия израсходовала 204 тыс. тонн нефтепродуктов. Для сравнения: за семь месяцев сражения за Москву с 30 сентября 1941 г. по 20 апреля 1942 г. – 294, 4 тыс. тонн. Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне – это в том числе и победа в грандиозной битве за нефть, за обладание стратегическими запасами энергоресурсов, которая развернулась на огромных пространствах от Берлина до Волги и Кавказа. Германия не смогла выстоять в противостоянии с СССР ни в военном, ни в политическом, ни в энергетическом отношении. И во многом это заслуга советских нефтяников. Нефть стала «топливом Победы», благодаря которому советские танки и самолёты дошли и долетели до Берлина. В 1941–1945 гг. было открыто 34 новых нефтяных месторождения, причём большая их часть – между Волгой и Уралом. В последние годы войны в условиях разрухи и продолжающихся боевых действий добыча нефти стала увеличиваться: в 1945 г. она достигла 19, 4 млн тонн. И с того времени росла неуклонно – в 1970 г. составляла уже 353 млн, а в 1990-м – 571 млн тонн. СССР превратился в крупнейшую в мире нефтедобывающую державу.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх