Спутник

236 943 подписчика

Свежие комментарии

  • Алексей Табаков
    при чём тут лицемерие и история?Пусть немцы требуют от Италии свою компенсацию,если им,конечно,дадут за всё,что они н...Европейцы начали ...
  • Алексей Табаков
    при чём тут лицемерие и история?Пусть немцы требуют от Италии свою компенсацию,если им,конечно,дадут за всё,что они н...Европейцы начали ...
  • Петр Смирнов
    лицемерие, если плевать на историю, то тогда и плевать про что натворили немцы народам СССР! Или все, или ничего!Европейцы начали ...

Онкологи обсудили новые подходы в лечении рака

Онкологи обсудили новые подходы в лечении рака

В Ярославле состоялся 11-й съезд онкологов России. Важнейшее событие. В России различными видами рака страдают более 3 с половиной миллионов человек. Но в последние годы в лечении онкологических заболеваний произошел фантастический технологический прорыв. Диагнозы, что раньше были приговором, теперь не страшны и, после лечения, позволяют пациентам жить дальше полноценной жизнью. Операционные лампы не дают обычно тени. Под этим робким матовым светом пациент, будто в стеклянном убежище. Он кажется совершенно выпавшим из времени, как и сама болезнь, с которой человек затеял гонку. И склонившийся над ним хирург, как штурман. Его спокойная решимость невозможное делает возможным. Хирургической нитью Андрей Каприн сшивает лоскуты жизни. Выкраивает время для будущего, заставляет забыть о боли старых ран. "Первый удар очень важно выдержать пациенту. При правильном подходе это не крах, это не смертельный исход, не приговор. Но непросто биться", – говорит Андрей Каприн, академик РАН, профессор, генеральный директор НМИЦ радиологии Минздрава России, главный онколог Минздрава России. Лицо доктора выглядит сурово – еще один бой с раковой опухолью, что безжалостно сжигает человека изнутри. Каприн чувствует эту боль.

"Не стираются все равно и боль, и переживания, потому что перед операцией, как правило, ты общаешься с родственниками. И ты видишь каждый случай, определенную историю семьи, определенное отношение между членами семьи, детские какие-то переживания", – отмечает Каприн. Прожектор заведомого знания загорается в нем каждый раз, когда он берет в руки инструмент. Здесь нельзя давать волю эмоциям. "В зоне операции, даже если это твой товарищ, ведь приходится и это делать, приходится оперировать и своих близких товарищей, абсолютно абстрагируешься. Видимо, человеческое защитное свойство, которое Господь свыше нам дает", – считает онколог. Через четыре часа он выйдет из одной операционной и зайдет в другую. Но здесь уже давно не оперируют – запах карболки выветрился за много лет безмятежной тишины. Теперь это мемориальный кабинет Герцена. Стрелки на часах в мемориальном кабинете давно остановились, но время в Институте Герцена идет вперед. Сегодня это ведущий онкологический центр страны. Здесь лечат пациентов, от которых другие отказываются. С четвертой (неоперабельной) стадией рака оперируют. "Мы сейчас больше оперируем менее распространенные формы заболевания, это большой прогресс за последние 10 лет. Есть аппарат искусственного кровообращения, возможности для проведения операций с использованием методик рентген-хирургии, которые позволяют выходить из сложных ситуаций. Это очень важно", – сказал Андрей Рябов, заместитель генерального директора по хирургии ФГБУ "НМИЦ радиологии" Минздрава России. Но прежде стараются использовать все методы дооперационной терапии. Химию комбинируют с лучевой. Такой подход при раке печени выигрывает пять лет жизни для пациента. Эта отсрочка стоит того, чтобы за жизнь бороться. "У нас есть формы лучевой терапии, когда мы можем закрашивать, как карандашом, маленькую опухоль. Раньше мы не брались практически за метастатических больных. Метастазы в печени, в брюшине считались приговором. Сейчас развиваются различные методы. Прекрасные результаты", – радуется Андрей Каприн. За минувшее десятилетие число заболевших и умерших от рака во всем мире выросло почти на треть. Это связывают с двумя факторами: качество медицинского обслуживания выросло – онкопатологию выявляют уже на ранних стадиях – и увеличилась продолжительность жизни, а значит, доля пожилых людей в обществе стала больше. "Каждые 65 лет мы имеем прибавление примерно 10% в сломе генетической мутации. То есть возникновение опухолевых клеток, которые начинают делиться безудержно. Вероятность пациентов более старшего возраста заболеть раком увеличивается каждые 5 лет примерно на 10%", – пояснил Каприн. Стареющий организм хуже контролирует обновление клеток, а негативные факторы накапливаются. Александр переживает второй рак в своей жизни. Первый диагноз ему поставили в 2013-м. Несколько курсов химиотерапии, операция. Через семь лет опухоль "выстрелила" снова. Раковые клетки поражают кожу, трахею, бронхи, легкие, предстательную железу – у мужчин, у женщин чаще всего развивается рак молочной железы. Каждый год в Институте Герцена оперируют 1200 больных со злокачественными образованиями в груди. "Уровень заболеваемости растет, с каждым годом он становится все выше и выше. Буквально лет 15-20 назад мы говорили о том, что это 45 на 100 тысяч населения, то на сегодняшний день приходится констатировать факт, что это уже 70 на 100 тысяч населения. Получается, что каждая 7-8 женщина находится в зоне риска заболеть раком молочной железы", – сказал Азиз Закиряходжаев, руководитель отделения онкологии и реконструктивно-пластической хирургии молочной железы и кожи МНИОИ имени П. А. Герцена. Из региональных онкодиспансеров в Институт Герцена отправляют образцы тканей, чтобы получить второе мнение по морфологии. Без этой диагностики назначить лечение нельзя. Классификация известных в мире опухолей представляет собой 11 томов, 400 страниц в каждом. Ошибки в постановке диагноза неизбежны. "Процент достаточно большой, это 44 % как гипердиагностики, так и гиподиагностики. Мы пересматриваем стекла, снимаем этот диагноз, а человек уже прошел химиотерапию, то есть нагрузка на организм колоссальная", – отметила Виктория Суркова, врач-патологоанатом МНИОИ имени Герцена. В регионах дефицит патоморфологов – специалистов, которые определяют тип опухоли, – 70%. Врачей-онкологов на местах тоже не хватает. "18 ставок. И всего лишь 7 врачей работают на ставку. Мы говорим об онкологах. И эта ситуация еще несколько лет назад была еще хуже. Остальные ставки заняты совместителями, как правило, хирургом. Это приводит к тому, что мы неудовлетворительно выявляем рак на поздних стадиях. Соответственно, прогноз у нас уже немножечко другой", – признается Владимир Унгурян, главный врач костромского онкологического диспансера. Владимир Унгурян в Кострому приехал из Санкт-Петербурга. Это было 5 лет назад. Вместе с ним – команда врачей из Центра Алмазова. Они почти с нуля выстраивали онкологическую службу в небольшом провинциальном городе. "Мы получаем очень много запущенных форм. Очень мало инструментов остается для лечения. Борьба идет за каждый месяц и выживаемость полгода считается очень хорошим достижением в онкологии. Моложе становятся пациенты, которые заболевают онкологическими заболеваниями. Практически на втором месте после сердечно-сосудистых заболеваний одна из причин смерти – онкологические заболевания", – подчеркнула Юлия Побединцева, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии костромского онкологического диспансера. Костромской онкодиспансер располагается в здании еще дореволюционной постройки. В 1914-м на открытие этого госпиталя для раненых приезжал император Николай Второй. В императорских операционных до сих пор сохранилась метлахская плитка – николаевская. Новый корпус. Он вырос из недостроя. Его должны открыть в конце мая. В Костроме Владимир Унгурян смог внедрить разработанный им метод химиоперфузии печени. В России проведены всего шесть таких операций, скоро он сделает седьмую. Пациентка приехала из подмосковного Воскресенска. Четвертая стадия. Рак желудка и метастазы в печени, которые дала увеальная меланома. Эта агрессивная опухоль развивается из пигментных клеток глаза. Заболевание редкое: 6-8 случаев на миллион. Через несколько лет после удаления меланома может снова проявиться. Печень выключат из общего кровотока и в течение часа введут десятикратную дозу химиопрепарата – это губительно для опухоли, н6о безопасно для человека. Дальше печень "отмоют" от химии и вернут обратно организму. "Лишь 15% пациентов, которым диагностирована увеальная меланома, доживают до одного года. Это очень маленькая цифра, которая нас, онкологов, абсолютно не удовлетворяет. Меланома кожная, которая является классической меланомой, мы здесь имеем в разы лучше цифры по общей выживаемости", – сказал Владимир Унгурян. Этот метод Унгурян вместе с академиком Каприным теперь пытаются применить для лечения тяжелых форм рака головного мозга. Опыты проводят на обезьянах. Разработки российских хирургов сегодня признают во всем мире. Главный онколог Москвы Игорь Хатьков первым сделал операцию, отменившую смертный приговор для больных раком поджелудочной железы. "Наиболее упорным видом злокачественных опухолей является опухоль поджелудочной железы. Хирургическая техника стала более прецизионной, и некоторые виды лекарственной терапии сейчас позволяют хирургам включаться тогда, когда мы считали, что у человека нет шансов. Есть препараты, которые удерживают рост опухоли", – пояснил Игорь Хатьков, директор Московского клинического научного центра имеин А. С. Логинова, главный онколог Москвы. Иммунотерапия – один из прорывных методов лечения рака. Существуют уже несколько препаратов, которые "обманывают" раковые клетки и не дают им блокировать иммунный ответ человека. Опухоль перестает расти. "Мы подбираем лекарства к конкретной опухоли, и борьба с этой опухолью осуществляется тем, что активизируются силы собственные организма, иммунный ответ, который точно направлен на подавление активности этой опухоли", – сказал Игорь Хатьков. Новые подходы обсуждали на Всероссийском съезде онкологов в Ярославле. Таких живых встреч не было с начала пандемии. Дистанционно в этот раз транслировали только операции. Из 50-й больницы Москвы на прямую связь выходит главный уролог России Дмитрий Пушкарь. Рак простаты – это мужская онкология. Пушкарь управляет роботом с помощью педалей и джойстика. У хирурга будто вырастает третья рука – он ловко отсекает поврежденные ткани, приближаясь к цели. И часа не пройдет – опухоль будет удалена. "Давайте не будем говорить слово "уникальная". Эту операцию мы делаем каждый день. Это минимальная кровопотеря. Эта операция за час-полтора выполняется сегодня. Мы должны совершенствовать эту помощь т делать ее более доступной", – считает Дмитрий Пушкарь. Сегодня и в регионах высокотехнологичная помощь доступна: радиология с рентгеновскими ускорителями, инновационная лучевая терапия, современная эндоскопия. Здесь каждый день спасают тысячи жизней несдавшихся и несгибаемых, которые настроены выиграть гонку с болезнью.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх