Спутник

238 716 подписчиков

Свежие комментарии

  • Олег Гришин
    Возможно и видел, но как работает - не вникалКогда появился пе...
  • Cергей Шапорев
    Туда Бузову приведут и… успех гарантирован.))На Бутырском валу...
  • Татьяна Морозова
    замечательно ! но если бутылка вина в этом баре будет стоить столько сколько в Масандре +перелёт из Москвы в Крым и о...На Бутырском валу...

Валерий Воскобойников: Я ненавижу войну!

Валерий Воскобойников: Я ненавижу войну!

7 мая в библиотеке имени С.Т. Аксакова прошел патриотический слет, почетным гостем которого стал детский писатель Валерий Воскобойников.  Валерий Михайлович Воскобойников на следующий год отметит юбилей своей творческой деятельности - 60 лет с момента издания первого рассказа. За эти годы Валерий Михайлович успел написать и множество коротких повестей, и многотомные документальные труды. В Ульяновске же он рассказал детям, а на встречу с писателем пришли в основном они, не только о книгах, но и о блокадном детстве и многом другом. Одним из немногих взрослых гостей этой встречи был корреспондент «Народной», который готов пересказать, о чем же говорил Валерий Воскобойников.  О войне Я ненавижу войну! Это самое ужасное, что придумали люди. Ведь жизни скольких хороших, талантливых, выдающихся людей унесли вой­ны, которые идут на Земле уже тысячи лет. А сколько на них тратится средств? Мы, то есть человечество, могли бы жить намного счастливее, если бы все деньги, что тратятся на войну, на оружие, пошли на мирные цели.  Но, конечно, когда враг приходит на твою землю,  ее необходимо защищать. Мужчины становятся солдатами, а женщины и дети делают для них оружие. Деваться некуда. Потому что с палкой против танка не пойдешь.

  Об отце  О войне мы узнали, когда были на даче. Отец пошел к хозяину дачи, а вернулся с жутким лицом и сказал, что война началась. Мне это слово так понравилось, оно же короткое, простое. И я начала бегать и весело выкрикивать: «Война! Война!» И тогда отец единственный раз в жизни меня отшлепал. В тот же день он отправился в военкомат. Это одно из первых воспоминаний моей жизни.  Другое воспоминание: мы стоим на Невском проспекте, мама держит меня за руку, и видно: идет духовой оркестр. А следом за ним марширует отряд, во главе которого какой-то дядька с флагом. И этот дядька - мой папа. Я кричу: «Папа, папа, иди к нам!» А мама меня дергает и говорит: «Молчи, это папа на фронт уходит». Оказалось, он, как участник финской войны, как офицер, был назначен командиром отряда студентов-добровольцев института, в котором он преподавал.  Отец, как многие фронтовики, не любил рассказывать про войну. И я совсем недавно в интернете узнал, что он был комиссаром батальона и сражался на Лужском рубеже, где удалось задержать немцев. Был там ранен в ногу. Когда началось отступление наших войск, он не смог сам идти. Его спас солдат из другого батальона. Отец потом пытался нас найти, но так и не смог.  В конце февраля 1943 года мама получила письмо от отца, после того как он не писал несколько недель. И я помню, как мама, прочитав первые строки, радостно кричала: «Он жив! Он жив!» Отец писал, что его ранило, что он не мог писать, но как выздоровеет, сразу пойдет на фронт. А в конце была подпись девочки, которой он диктовал: «Только у него руки и ноги не работают». И мама, как любящая жена, решила, что нужно ехать спасать любимого мужа. Правда, когда мы приехали, его уже почти вылечили, и он скоро снова уехал на фронт.  О блокаде В блокадном Ленинграде я был до конца апреля 1943-го. Помню, как сначала ввели карточки. Сперва по ним давали 400 граммов хлеба, потом - 200, а потом - 125. И больше никаких продуктов.  Во время блокады мы настолько привыкли к смертям, что совершенно спокойно относились к тому, что на улицах лежали мертвые люди. Часто бывало, что кто-то обессилевший молил довести его до дома. Потому что если ему не помогали, то через полчаса человек умирал.  Уехали мы из Ленинграда уже в конце апреля по тающему льду Ладожского озера. Уже когда нас эвакуировали в поезде, в товарном вагоне, умерла моя бабушка. И я отнесся к этому как к чему-то само собой разумеющемуся. Так же как и окружающие. Помню, как кто-то абсолютно спокойно сказал: «А Мария-то умерла». Потом на какой-то станции всех умерших просто сбросили под откос, и поезд поехал дальше. То есть мы настолько привыкли к ужасу, что воспринимали его как нормальное состояние.  О творчестве Писать и читать я научился в три с половиной года. Из Ленинграда нас эвакуировали в город Можга в Удмуртии. У хозяйки дома, где мы жили, была дочь-первоклассница. И я вместе с ней делал уроки. Так и научился.  Первое мое произведение было напечатано 22 апреля 1962 года. Это был рассказ, который я принес на конкурс в газету «Смена». Первую премию тогда никому не дали, а вторую присудили мне и моему другу. Интересно, что третью премию разделили классики советской литературы Андрей Битов и Игорь Ефимов.  Сейчас книг у меня, начиная от толстых и заканчивая тонкими, больше 100. Книги самые разные. Есть о великих людях разных времен, сделавших для человечества большие и полезные дела. Есть лирические повести, где главные герои в основном дети. Есть, так сказать, деловые книги о взрослых людях, но тоже для детей. Я все-таки в основном детский писатель. Все чаще меня просят написать воспоминания, но я считаю, что мне еще рано. Мне, конечно, 82 года, но я живу живой жизнью, и мне по-прежнему все интересно.  О Василии Васильевиче На обложке моей книги «Оружие для победы» нарисован мальчик, который стоит за станком на двух ящиках, чтобы дотянуться. Это настоящий человек, я лично его знал и даже два раза ходил с ним за грибами. А в книге ему посвящена отдельная повесть. Его звали Василий Васильевич Иванов. Он родом из деревни. Еще до войны остался сиротой. Сирот собирали в Ленинграде и учили в ремесленных училищах. Когда началась война, он собирался сбежать на фронт, но военком сказал ему: «Какой тебе фронт. Смотри, винтовка со штыком выше тебя». А когда узнали, что он оканчивает ремесленное, то отправили его на завод. И было ему  14 лет. Василий Васильевич оказался настолько способным рабочим, что скоро его назначили мастером. А мастеров было положено звать по имени-отчеству. Вот и его звали Василий Васильевич.  На плакат он попал благодаря художнику Алексею Пахомову. Он тоже в первый день войны пришел в военкомат, и его тоже не взяли. Ему сказали: «Вы художник - вот и рисуйте». И он рисовал. Есть такой альбом «Ленинград в блокаду», изданный на разных языках. Для этого альбома он и рисовал ленинградцев. Василия Васильевича он нарисовал, когда пришел на завод, где тот работал, и попросил представить ему лучшего рабочего. Руководство сказало: «Вот там, в цеху, найдете Василия Васильевича Иванова». Художник думал, что это опытный рабочий с усами. А им оказался 14-летний мальчишка, работавший стоя на ящиках. Пахомов его нарисовал. Из рисунка сделали плакат, который развезли по всем заводам страны. А про Василия Васильевича даже песню сочинили.  Я с Алексеем Пахомовым познакомился, когда мы вместе работали в журнале «Костер». Это было уже лет через 30 после войны. Пахомов тогда создавал портреты для выставки «Наш современник». Он снова пришел на тот завод, снова попросил показать ему лучшего рабочего и… им вновь оказался тот самый Василий Васильевич Иванов.  О Лёне Голикове Сразу после войны советские писатели, даже Лев Кассиль, написали рассказы о пионерах-героях. Но писали они наспех, и как оказалось, не всегда в рассказах написано так, как было на самом деле.  К 70-летней годовщине Победы меня попросили написать новую книгу о юных героях войны. Я материал изучал уже пристальнее, сидел над ним год и постарался рассказать так, как было на самом деле.  Например, легендарный партизан Леня Голиков, Герой Советского Союза. Ему дали «Золотую Звезду» за убийство немецкого генерала. Однако, как оказалось, генерал этот был жив, потом командовал дивизией, после войны сдался американцам и вскоре после этого вернулся домой. Но как же так? Оказалось, что, когда Леня подорвал машину, генерал из нее успел выскочить. Партизан выстрелил в него из автомата, и тот упал. Леня забрал из машины генеральскую шинель и сундучок с какой-то папкой. Получается, Леня Голиков не герой? Все-таки герой. Потому что в той самой папке оказались чертежи немецких мин, планы минных полей и другие важные документы. Так что, может, генерала Леня и не убивал, но героем от этого быть не перестал.  Справка "НГ" Вышедшая в 1972 году историческая повесть Валерия Воскобойникова «Великий врачеватель», рассказывающая об Авиценне, по решению ЮНЕСКО была издана во многих странах мира к 1000-летию ученого. Игорь УЛИТИН

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх