Спутник

276 999 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сан Саныч
    Как Вы нетолерантны, Alexxx P.Война с пиратами:...
  • Галина Баранкова
    Задуматься не значит отменить. И Зюганов это прекрасно знает, как и знает то, что власть не пойдет на отмену этой пен...Зюганов: Путин за...
  • владимир шекунов
    Главный коммунист все в научном коммунизме витает... А Жирику - просто респект и уважуха.Зюганов: Путин за...

Участник штурма Кенигсберга Михаил Егоров рассказал ФАН о Великой Победе

В преддверии Дня Победы корреспонденту ФАН удалось пообщаться с ветераном Великой Отечественной войны Михаилом Егоровым . В этом году ему исполнилось 100 лет. Он рассказал о своем боевом пути, верных товарищах и взятии Кенигсберга. — Какое у вас настроение в преддверии Дня Победы? — Вспоминается то радостное настроение, которое было в Кенигсберге, где я встретил победу, а я встретил ее там. С другой стороны, конечно, погибли многие. Это уже печально, поэтому такая раздвоенность. Тяжело о потерях, но, конечно, радостно о победе. Я помню, как мы утром выскочили все и кричали «Ура» и так далее тому подобное. — Я правильно понимаю, что вам в этом году сто лет исполняется? — Сто лет! Вот. — Поздравляю вас! Вы не могли бы рассказать подробнее о взятии Кенигсберга? Какие у вас были впечатления? — Я служил в артиллерии. Что можно сказать, конечно, помню, как началось генеральное наступление 6 апреля, какая была подготовка. Мы в ней непосредственно участвовали, в течение трех часов. Конечно, все это вспоминается до сих пор. Исход войны. Такая подготовка! Все-таки сохранились наши силы благодаря руководству. Это было действительно олицетворением мощности нашего государства, нашего Советского Союза в то время.

Вот такое первое впечатление. Второе — все-таки жестокость сопротивления немцев. Немцы считали, что Кенигсберг неприступен, но мы его должны были взять. Мы были уверены, что на исходе войны крепость будет взята, но было исключительно жестокое сопротивление! Тем не менее, такая была настоящая уверенность, что война идет к концу и победа на так далеко. Конечно, состав бойцов-артиллеристов был настолько хорошим... Мы понимали, что должны отомстить немцам за то, что они причинили нашей стране. Была в основном молодежь. Служили те, кто был здесь еще в начале войны, только немного было призывников старших возрастов. Большей частью молодые. — Расскажите, как вы оказались в Кенигсберге? — Я был призван в 40-м году и именно в артиллерию особой мощности. В то время в Вильцы, такой город есть. Тогда это была Брянская область, сейчас не могу сказать, что там. Или Вятская она, произошли территориальные изменения некоторые. Когда война началась, особенно было тяжело Подмосковью, не только я, но и другая молодежь, мы изъявили желание пойти на защиту столицы. Тогда нам объяснили: «Вы еще пригодитесь». Говорили, что наша артиллерия неподвижная. Я и в партию вступил в октябре 41-го года, еще молодым. Было стремление во что бы то ни стало попасть на фронт. Перенаправили нас тогда в Оренбургскую область, и там, значит, тоже желающих… И я рапорт написал, чтобы вот отправили под Сталинград. Действительно, своего добился, но, к сожалению, в пути я заболел тифом и в боях не смог участвовать, хотя желание было. Потом уже, после взятия Нарвы, мы были переброшены на третий Белорусский фронт. Уже позже, конечно. Артиллерия была заточена под штурм Кенисберга. Это точно, все рвались попасть быстрее на фронт. Не только я, все, только один человек из тех, с кем я служил, говорил «Миша, зачем ты вступаешь в партию?» и так далее. Я не знаю, с кем он дальше служил, но те, с кем был тогда я, все имели боевое настроение. Настоящие защитники Родины! Поэтому у меня самое теплое впечатление осталось о коллективе, в котором я служил во время Отечественной войны. И закончил я в этой же части, в Кенигсберге мы простояли, кажется, полгода, или месяцев девять, и нас тогда уже из Кенигсберга привезли на строе место дислокации, в Вильцы, где я был до 49-го года. Потом я поступил в академию, возвращался, был направлен здесь на Балтийский флот. Ранее ФАН сообщал , что танк времен штурма Кенигберга сойдет с постамента в День Победы в Калининграде. После окончания боевых действий он был установлен на постамент в качестве мемориального экспоната. Отмечается, что его экипаж отличился четырежды во время взятия города-крепости.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх