Последние комментарии

  • Алексей Репин
    Если слушать этого говноавтора,то давайте не будем конфисковывать. Давайте им премии за коррупцию давать! Это такие к...Кто ощутит всю сладость конфискации
  • Maxim Макс.
    Таких певцов, как Винник, на каждом углуУкраинский певец заявил, что в России он популярнее Стаса Михайлова и Григория Лепса
  • Михаил Pavlyukovets
    На дорогах происходит дикая месть . Между пешеходами , автомобилистами и мотоциклистами ,добавляются и велосипедисты ...Проезд на желтый сигнал светофора: механизм поступка

Глава службы детского телефона доверия: Родители к нам обычно по вопросам троллинга не обращаются. Дети, как правило, обращаются сами

Ирэна Владимировна, как давно в Татарстане организована работа детского «телефона доверия»?  – C 2010 года на территории Татарстана действует детский «телефон доверия» – 88002000122. Мы оказываем экстренную психологическую помощь несовершеннолетним, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, родителям и другим людям, которых интересуют вопросы, связанные с взаимоотношениями с несовершеннолетними.

По Татарстану действует шесть линий, среди них есть круглосуточные. В любое время, из любой точки республики можно позвонить на этот номер. Звонки бесплатные и анонимные. Сколько звонков к вам поступает за год? С какими проблемами чаще обращаются? – По итогам 2018 года к нам поступило более 25,5 тыс звонков. Более 14 тыс. человек обратились для решения разных проблем, 67 обращений было по вопросам суицидальных намерений. Также были обращения по вопросам конфликтов в семьях и отношений с родителями, звонки кризисного характера, связанные с экзистенциальными проблемами. Это взаимоотношения со сверстниками, любимым человеком. Также поступают звонки по вопросам ранней беременности, игромании, алкоголизма, наркомании. Наиболее часто поступают обращения, касающиеся взаимоотношений со сверстниками. В весеннее время это проблемы, связанные с учебой и внутриличностными конфликтами, кризисом подросткового возраста. Спектр обращений разный. Каков возраст обращающихся к вам людей за психологической помощью? – К нам обращаются дети в возрасте от 6-7 лет. Однако чаще всего звонят подростки. Сейчас дети очень развиты, многие из них пользуются гаджетами и социальными сетями. Реклама «телефона доверия» широко известна, она практически есть везде. Дети знают об этом телефоне и о его работе. Они друг от друга узнают о том, что есть профессионалы-психологи, которые могут помочь в трудной жизненной ситуации. Для нас важно всегда стоять на стороне ребёнка, соблюдать его интересы, быть на защите детей. Даже если родители звонят по каким-то вопросам, они чувствуют по нашему настроению, что мы в любом случае на стороне детей. Для детей сейчас очень важно, что есть профессионал, взрослый человек, который его понимает и принимает абсолютно. Кто работает на «телефоне доверия»? – У нас работают психологи с высшим образованием, которые ежегодно повышают свою квалификацию. Время диктует то, что психологи, повышая квалификацию, обучаются дополнительно клинической психологии. Требования к сотрудникам достаточно высокие.  Были ли в вашей практике случаи предотвращения подростковых суицидов?  – Да, конечно. Вы знаете, на сто процентов я не могу утверждать, что мы взяли и предотвратили, потому что у нас не всегда есть возможность получения обратной связи. Когда к нам поступает кризисный звонок, мы его стараемся отработать профессионально, используя специальный алгоритм, разработанный для консультантов в случае работы с трудными кризисными звонками. Но в любом случае, для того, чтобы быть стопроцентно уверенным, нужно иметь обратную связь. Зачастую у нас нет такой возможности, и это одна из сложностей работы консультанта. К сожалению, у консультантов «телефона доверия» иногда бывает эмоциональное выгорание. Поэтому у нас есть психологи высшего звена, супервизоры, которые прорабатывают моменты, связанные с профессиональным выгоранием.  На практике были такие примеры, когда несовершеннолетний звонил с определёнными намерениями, но в процессе оказания помощи мы чувствовали, что подросток настроился на позитивный лад и захотел жить. Потом были повторные звонки, когда этот несовершеннолетний обращался по другим вопросам. Нас очень радует, когда мы спасаем детей.  Хотелось бы обсудить случай, который произошел весной в казанской гимназии №7. Подросток пришел с пневматическим пистолетом и кухонным ножом на урок. Он захватил в заложники одноклассников, но после переговоров сдался. Говорят, что он страдал от неразделенной любви и отсутствия родительского внимания. Можно ли было предотвратить данную ситуацию на ваш взгляд? – Сейчас давать оценку сложно. Я как психолог должна была бы сначала увидеть самого подростка. Если анализировать ту информацию, которую мы имеем, что можно предположить? Подросток находился в кризисном состоянии, ему было плохо, эмоционально плохо, у него был психологический дискомфорт, какая-то внутренняя неудовлетворенность, которая изменила его поведение. Предполагаю, что нужно рассматривать детско-родительские отношения, отношения со сверстниками, его внутренние переживания и внутреннее состояние. Этот пример говорит о том, что нам всем нужно быть более внимательными и чуткими к детям.   Почему, на ваш взгляд, современные дети стали более агрессивными?  – Я думаю, что причина в нравственных установках, которые формируются ещё в дошкольном возрасте. Если своевременно оказывать профилактику такому поведению, то можно избежать агрессии. Я понимаю, что подростковому возрасту свойствен юношеский максимализм, но ведь его можно направить на позитивные проявления: участие в соревнованиях и конкурсах, где как раз присутствует элемент соперничества.  И все-таки, что служит толчком к агрессии?  – Я думаю, что здесь в первую очередь важно формирование правильного мышления. Если ранее у детей наблюдалось наглядно-образное мышление, то сейчас оно наглядно-действенное. Посмотрите, какие мультфильмы смотрят наши дети, читают ли они книги вообще? У ребят формируется духовно-нравственный мир, внутренние установки. Что там и откуда? Насколько у них развито сопереживание, эмпатийность? Это все формируется в раннем детском возрасте. Необходимо создание специальных программ, которые бы делали акцент на развитие этих норм.    Виноваты западные мультфильмы?  – Я не хочу сейчас обвинять кого-либо, ведь всё зависит от нас с вами. Следует мне, вам, и всем людям подумать: а что я могу сделать конкретно на своем месте, как я могу помочь своему ребёнку, своему внуку, племяннику? Когда ко мне обращаются взрослые с вопросом: «Что происходит с моим ребёнком?», я задаю встречный вопрос: «А вы поговорить с ним не пробовали?» Просто поговорить…  Значит ли это, что детям не хватает родительского внимания? – Родители мало общаются с детьми. Зачастую им проще привести ребёнка к психологу и сказать: «Сделайте с ним что-нибудь». Когда ребёнок сидит перед тобой и проговаривает, что с ним происходит, какие у него переживания, какие у него запросы, то становится всё ясно и понятно.  Как часто вам жалуются на буллинг в школах?  – В последнее время достаточно часто стали обращаться с подобными вопросами. О проблемах в школах среди детей стали много писать СМИ. Учёными и психологами разработаны алгоритмы работы с буллингом. Эта работа должна проводиться не только психологом школы, а совместно с преподавательским составом, родителями учеников, которые являются агрессорами или жертвами буллинга. Это многоплановая и многопрофильная работа, которая за полчаса не решится. Проще проводить профилактику этого проявления.     Что конкретно следует делать?  – Педагогам следует проводить уроки, классные часы, обсуждать вопрос взаимоотношений, прорабатывать агрессивные проявления того или иного одноклассника. Когда ребёнок совершает насилие в отношении своего сверстника, этому есть причина. Почему тот или иной ученик стал вести себя так, что этому предшествует, почему он стал таким? Зачастую за этим стоят психологические травмы.   Некоторые педагоги в школах говорят, что виноваты те ребята, которых обижают. Якобы они сами спровоцировали такое агрессивное поведение. Правилен ли такой подход?  – Конечно, нет. Ребёнка обидели, он уже чувствует себя пострадавшей стороной. А тут еще больше усиливают его жертвенность, и это в корне неправильно. Так поступать нельзя. В данной ситуации нельзя перекидывать ответственность с одного на другого. Должны быть согласованные действия родителей и педагогов. Им нужно разобраться, почему ребёнок свою агрессию переносит на более слабых. Также нужно работать с родителями, чей ребёнок стал жертвой буллинга, потому что родители – тоже пострадавшая сторона, ведь их ребёнка выбрали жертвой. Педагог может решить этот вопрос на начальной стадии, прекратить этот буллинг. Но не в одиночку, а при правильном взаимодействии с родителями учеников.   Какие угрозы существуют в интернете?  – Об угрозах интернета сейчас говорят много. Как защитить от этих угроз? Самая лучшая защита – информированность. Нужно информировать несовершеннолетних и их родителей о том, с чем они могут соприкоснуться в интернете. Когда ребёнок и родители знают, какие угрозы могут быть, тогда их можно избежать. Нельзя недооценивать наших детей, они достаточно умные.  Как дети попадают в такие интернет-сообщества, как «синие киты»?  – В интернете есть различные группы и люди, которые вовлекают несовершеннолетних в подобные организации. Деструктивные организации – это не только «синие киты». Это могут быть различные молодёжные организации, которые влияют на психику несовершеннолетнего, вовлекая их в противоправную деятельность. Для организаторов таких сообществ это лишь эксперимент с молодежью. Поскольку дети испытывают некоторый тактильный голод, недостаток внимания со стороны родителей, то в сети они находят людей, кому они небезразличны. Так дети бывают втянуты и обмануты теми людьми, которые создают подобные интернет-ресурсы. Я думаю, что сейчас правоохранительные органы внимательно отслеживают наличие данных организаций и препятствуют вовлечению в них несовершеннолетних. Родители и дети стали намного просвещеннее в этом плане. Они хорошо знают, что это такое.  Что может пробудить желание у подростка свести счеты с жизнью?  – Зачастую это бывает следствием психологической травмы, полученной в семье, либо среди сверстников. Получается, что у подростков сужается сознание. Они настолько остро чувствуют эту ситуацию, что не видят других выходов. Хорошо, если подростки, находясь в таком состоянии, звонят к нам. Тогда мы помогаем им выйти из этого состояния. К такому состоянию могут привести взаимоотношения с родителями или неразделённая подростковая любовь.    Что такое троллинг? – Троллинг – определённое направление в сети. Наши дети сидят в тех или иных группах. В этих же самых группах есть подростки, которые выбирают себе конкретную жертву, подключают остальных участников и размещают высказывания, которые унижают человеческое достоинство, оказывают психологическое давление и насилие. Родители к нам обычно по таким вопросам не обращаются. Дети, как правило, обращаются сами. Мы с ними работаем, разбираем ситуацию и меняем отношение к ней. В результате у ребенка появляется возможность выйти из этой группы. Всегда есть возможность прекратить троллинг.  Доводилось ли сталкиваться с проблемами детского насилия и как выстраивается работа консультанта «телефона доверия» в таких случаях?  – Нет конкретного рецепта. Каждый случай настолько болезненный и индивидуальный. Здесь все зависит от профессионализма психолога, насколько ему доверяет звонивший ребёнок. Методы работы и формы подбираются индивидуально. Всё зависит от того, насколько профессионален консультант.  Сотрудники «телефона доверия» ежедневно пропускают через себя много негативной информации. Как не допустить профессионального выгорания?  – Прежде всего, каждый консультант проходит личную супервизию, где разбирается определенный случай, алгоритм работы специалиста и насколько он удовлетворён своей работой. Удовлетворённость работой и ощущение, что ты несёшь некую миссию – помогаешь детям, позволяет обогатиться и расширить внутренний ресурс. В таком случае специалисты быстро восстанавливаются. Лично мне нравится моя работа, я просто ее люблю.    Есть ли у вас текучка кадров?  – Как и в любой профессии, если психолог пришёл и нашёл себя на этой работе, полюбил ее, то он работает достаточно долго. В нашей службе достаточно стабильный состав. Это люди, которые знают, что делают и любят свою работу. Тут по-другому нельзя, ведь работа на детском «телефоне доверия» важная и ответственная. Мы не видим звонившего, а только слышим. Нужно научиться чувствовать абонента на уровне внутреннего состояния. Тут нужны и профессиональные знания, которые мы постоянно повышаем. Для нас, работающих на «телефоне доверия», важен каждый обратившийся к нам, потому что когда к нам звонят, мы уже знаем, что нам верят и доверяют. Это очень важно для каждого из нас.  Сколько звонков поступает за день?  – По-разному. Когда-то больше, а когда-то меньше. Бывает, что обращений меньше, но среди них есть жизненно важные и серьёзные. Мы не имеем права первыми класть трубку. К примеру, пока ты не отработал звонок о суицидальных намерениях или жестоком обращении, пока ты не понял, что действительно оказал профессионально и в полном объеме помощь. Вопрос стоит не в количестве, а в качестве, значимости обращений.  Сколько длился самый длинный звонок в вашей практике?  – Порядка двух часов, когда нужно было спасти человека. Это был подросток.  Какие советы вы бы дали родителям, чтобы в жизни их ребенка не было негативных ситуаций? Возможно, им стоит обращать внимание на какие-либо изменения в поведении детей, на новых друзей?  – Если родители, начиная с рождения ребёнка, участвуют в их жизни, то этот ребенок участвует в жизни семьи и является неотъемлемой частью внутрисемейных связей. Тогда вдруг какой-то друг не появится. Если ребёнок сегодня с кем-то познакомился, то он рассказывает об этом родителям, родители об этом знают. Они знают, что это за друг и почему он понравился их ребёнку. Просто родители в курсе всех дел сына или дочери. Тогда «вдруг» не получается, в противном случае родители никогда не интересовались жизнью детей, не участвовали в их жизни. Маленький человек по большому счёту был одинок в семье.  Многие родители всеми силами стараются участвовать в жизни детей. Однако у ребенка, как известно, меняется поведение в переходном возрасте…  – Вы правы, но к этому нужно готовиться. Кризисный возраст – это необязательно переходный возраст. Кризис возраста бывает в три года, семь, восемь, десять лет. Получается, что нам надо рассматривать всю возрастную психологию. Родитель должен повышать свои знания, интересоваться, что свойственно тому или иному возрастному периоду, что с ребёнком может происходить в это время. Родители должны готовить себя к переходному возрасту ребёнка.    Получается, что все родители должны быть психологами?  – Родители это больше, чем психологи. Они родители. Слово родитель настолько многогранно и многолико. Понятно, что на родителей возлагается большая ответственность за своего ребёнка.  Во время нашей беседы вы сказали, что в любой ситуации становитесь на сторону детей. Так бывает даже в тех случаях, если ребенок – несовершеннолетний преступник?  – Я, прежде всего, буду разбирать, почему ребёнок стал таким, что его привело к этому поведению. Нужно разобраться, почему у него такое деструктивное поведение, что явилось тому причиной. Вы говорите, что ребенок совершил преступление, но это лишь следствие.  Что бы вы пожелали родителям?  – Стремитесь понимать и любить детей. Дарите детям как можно больше любви и внимания. Желаю всем добра!

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх