От штольперштайна до хрустальной ночи: мир вспомнил путь Германии к Холокосту

Мир отмечает День борьбы с фашизмом и антисемитизмом. Ровно 80 лет назад нацисты устроили в Германии хрустальную ночь — погром, с которого начался Холокост. Фашисты врывались в синагоги, магазины и дома по всей стране. Были убиты сотни евреев, 30 тысяч арестованы.Такая латунная табличка, вмонтированная в тротуар, называется Stolpersteine.

Не то, чтобы "камень преткновения", точнее — "камень, чтобы споткнуться". Их тысячи по Берлину. На них пишут имена евреев, обозначая места, откуда их забрали в лагерь или где их убили.Здесь жила семья Зельбигер. Так выглядел Альфред. Его фотография сохранилась у двоюродного брата — Хорста Зельбигера, которому было 10 лет, когда случилась хрустальная ночь. Название пошло от того, что на улицах было много стекла от разбитых окон и витрин еврейских магазинов. Старику оно не нравится."Хрустальная ночь — это название преуменьшает значение случившегося. Как будто просто немного хрусталя и фарфора разбилось. В этот день убивали людей, евреев увозили в концентрационные лагеря, мы столкнулись с террором. Магазины были полностью уничтожены, люди были в ужасе, царила паника", — подчеркивает очевидец событий 9 ноября 1938 года в Берлине Хорст Зельбигер.Точное количество жертв погрома 9 ноября 1938 года неизвестно до сих пор. От 90 человек до нескольких тысяч. Многие в ту ночь просто пропали. За пять лет, который нацисты находились у власти, это не был первый погром, но это первая юдофобская акция, осуществленная государством в целях окончательного решения вопроса. С нее начался Холокост. Поводом стало убийство Гершелем Гриншпаном сотрудника немецкого посольства в Париже Эрнста фон Рата."Многие евреи верили в то, что они смогут пережить, перезимовать режим национал-социалистов. Ноябрьские погромы положили конец этим иллюзиям. Несмотря на весь антисемитизм с 1933 по 1938 год, евреи были застигнуты врасплох беспрецедентным масштабом насилия", — поясняет профессор истории Свободного университета Берлина Арнд Бауеркемпер."10 ноября внезапно все стало иначе. Лавки ремесленников и магазины были разбиты, их товары лежали на улице. Орудовали мародеры, которые пытались найти ботинки одного размера. Штурмовики стояли в магазинах. Это были страшные сцены, которые мы, 10-летние мальчики, тогда увидели. Мы свернули на Ораниенбургер штрассе и посмотрели на синагогу — ее купол хорошо видно над крышами домов. В тот день над ней поднимались клубы дыма", — рассказывает Хорст Зельбигер.Большая часть разрушена попаданием бомбы уже в 1943 году, но купол и фасад синагоги на Ораниенбургер штрассе сохранились. После хрустальной ночи сюда въехало гестапо, потом здание отдали под склад униформы.В этой синагоге играл на скрипке Альберт Эйнштейн. Отец современной физики бежал от нацистов еще в 1933 году. Также поступили Стефан Цвейг и Леон Фейхтвангер. Уехали многие именитые евреи, но еще больше осталось. Большинству просто некуда было бежать.И Вторая мировая, и Холокост стали следствием политики умиротворения, которую проводил Запад. От Мюнхенского сговора, передавшего в руки нацистов Чехословакию, и убедившего Гитлера в полной безнаказанности, до хрустальной ночи — 40 дней. И потом тоже мало что изменилось. Западные демократии отказывались принимать нищих, которых перед изгнанием нацисты лишали всего, даже золотых коронок.Например, Британия, перекрывшая евреям дорогу в Палестину — ее протекторат, в то время решила принять 10 тысяч детей. Но только без родителей, которые отправились в концлагеря. На первый взгляд, просто серая стена, но если подойти к ней ближе — становятся различимы имена, их здесь больше 55 тысяч. Те, что посветлее, — это выжившие. На этой стене только евреи Берлина. Хорст Зельбигер не попал в их число, потому что его мама была немкой: это ничего не гарантировало, но в его случае спасло."Сначала Гитлер вошел в Саар — ничего не произошло, потом Мюнхенский сговор, потом Австрия, австрийцы восторженно аплодировали Гитлеру. С этого момента евреям зубными щетками пришлось чистить мостовые Вены. Мы каждый день испытывали страх за свою жизнь до тех пор, пока сюда не пришла Красная Армия", — заявляет Хорст Зильбигер.Красной Армии больше нет. А нацисты есть. Меркель об этом говорила 9 ноября 2018 года."Нас приводят в ужас атаки на людей, которые носят кипы. Мы были ошеломлены новостями о спровоцированных ультраправыми настроениями нападениях на еврейский ресторан в Хемнице в августе этого года. Подобные проявления антисемитизма пробуждают в нас плохие воспоминания о том, как начиналось преследование евреев в 1930-е годы. Подобные события должны тревожить не только людей, переживших Холокост. Это ужасно для всех нас", — акцентировала федеральный канцлер Германии Ангела Меркель.У себя дома это ужасно и отвратительно. Зато где-то подальше режимы, опирающиеся на нацистов, могут быть даже полезны, если развернуть их людоедский запал в нужном направлении — от себя. А себя можно убедить в том, что все это в рамках демократических ценностей и процессов, хотя именно так в 1933 году и начался путь Германии к хрустальной ночи. В центре Берлина у мемориала Холокоста немецкие школьники зачитывают имена его жертв. Час за часом. Но западные политики спустя 80 лет после начала "Катастрофы" пребывают в плену тех же иллюзии, которые стоили миру десятков миллионов жизней.

 

Источник ➝